Роберт Фальк



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


Роберт Фальк




Участник «Бубнового валета», он был, по сравнению со своими товарищами, наименее эпатажным. Легкие сдвиги форм, которые он позволял себе при трактовке больших живописных масс в пейзажах и фигурных жанрах, лишь напоминали о кубизме и футуризме, но не позволяли считать его последователем этих «измов», и бури экспериментов его, таким образом, миновали. Учеба у К.Ф.Юона и И.И.Машкова позволила ему понять особенности московской школы колоризма, традиции которой он, как и все бубнововалетцы, сохранял до конца жизни. Оказавшись после революции в Витебске, где был так силен авторитет Марка Шагала и Казимира Малевича, Роберт Фальк, тем не менее, нашел своих последователей среди молодежи, входившей в кружок изучения творчества Поля Сезанна. В дальнейшем Фальк становится одним из самых последовательных сезаннистов в России. На основе этого индивидуально понимаемого отношения к живописи «отца современного искусства» мастер впоследствии разрабатывал свои педагогические системы (склонность к педагогической деятельности была для него характерна). Пребывание в Париже дало ему возможность найти свое место среди новейших течений, к которым в целом мастер относился скептически. Поскольку после возвращения в Москву возрастала изоляция художника, его, как и всех бывших бубнововалетцев, считали формалистом. Парадоксальность этого утверждения заключалось в том, что Фальк являлся участником широкого процесса возвращения к реальности, и сам Сезанн казался ему учителем, ведущим к изучению натуры. Будучи во Франции, художник посетил родной город почитаемого мэтра – Экс. Стремясь правдиво передавать впечатления от натуры (что видно по ряду его пейзажных работ), художник в портретах хотел добиться выявления психологической характеристики моделей через пластику фигур в пространстве. Тут ему становится близок также и опыт работы старых мастеров, а со временем – Рембрандта. Есть особая философия живописи стареющих мастеров, оказывающихся в одиночестве. Смысл бытия они хотят открыть в отношениях предметов друг к другу, в определенной интерпретации пространства, в самой атмосфере картин, скорее, в сакральной тишине, чем в многословии. В своих поздних натюрмортах Фальк, выбирая самый простой мотив, демонстрирует, что и в самом малом видны закономерности большого мира. Особое свойство такой живописи заключено в том, что глаз зрителя должен специально настраиваться на нее – ибо видится некая среда, дающая эффект нечеткости, в которой не сразу угадываются предметы. Чтобы избавиться от него, наводят на фокус при съемке фотоаппаратом. Тут иное, фокусного впечатления добиться не удастся. Мазки проникают друг в друга, мастер утолщает фактуру, и такая живопись не имеет конца. Ни в глубину, ни в ширину. Заветы Фалька еще долго звучали в отечественном искусстве, эхо их слышно до сих пор; стоит вспомнить, что стареющему мэтру внимал Эрик Булатов; традицию его искусства – через своего отца Семена Чуйкова – воспринял Иван Чуйков, опыт фальковской живописи изучал Илья Кабаков. «Фальк – это судьба нашей живописи», – скажем мы. И будем правы.


Без названия

Фальк, Роберт
1932 
Бумага, гуашь 



Фрукты в синей вазе

Фальк, Роберт
1946 
Холст, масло 



Портрет священника

Фальк, Роберт

Холст, масло 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems