Зураб Нижарадзе



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


Зураб Нижарадзе




Итак, играя, играем, не забывая при этом о прихотях искусства, о прихотях судьбы. Всякая игра – даже когда человек не участвует в ней, то есть когда она не захватывает, не поглощает его полностью, физически и чувственно, своей стихией – заставляет не столько оценивать ее и искать определенные закономерности, сколько сочувствовать. Люди играют обычно, как и древние боги на Олимпе, от избытка душевных и телесных сил (здесь не обсуждаются в данный момент профессиональные игры) или же, что ныне встречается чаще, от желания имитировать такие силы. Раскрепощенный в порывистом движении человек переходит всякие границы: и моральные, и пространственные, и временные. Играя, он открывает в себе природное, и любая игра, созданная культурой, в конечном итоге апеллирует к Природе. Человек в игре стихийно весел и бездумен, порой безумен. Люди кажутся ему чуть ли не сумасшедшими. Наблюдая за ними, мы видим, что фигуры превращаются в некие тела, подвластные каким-то внутренним законам движения, словно неведомая сила несет их куда-то. Они поражают своей активностью, становясь то прекрасным видением, то гротеском. Сама возможная взаимопереходность тела-видения в тело-гротеск весьма органична. Какое-то дуновение безумия, пленительного и необъяснимого, чувствуется здесь. Учтем, что художники дают нам возможность взглянуть на эти сцены со стороны, с позиции зрителя. Правда, и зритель подозревает в себе желание и силы отбросить условности, и начать играть, играть… В искусство и в жизнь.


Мы бегаем, следовательно, мы существуем

Нижарадзе, Зураб
1998 
Холст, масло 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems