Фернан Леже



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


Фернан Леже




Творчество Малевича порой рассматривается как некая крайняя точка в развитии такого сложного явления, как авангард, чуть ли не как пик его. Так это или не так – еще вопрос, и стоит подумать, надо ли вообще искать в каком-либо художественном явлении только «пики», ибо сам выбор их может быть затруднителен. Ведь в таком случае, надо помнить о творчестве Василия Кандинского и Марка Шагала, Сальвадора Дали и Жоана Миро, и многих, многих других; понять, что может их объединять. Да и не только вершины, в конце концов, определяют силу распространения нового явления. При обсуждении проблем искусства ХХ века, все время, в том или другом контексте, возникает это завораживающее, интригующее слово – авангард. Оно впервые возникает в военной лексике конца XVIII – начала XIX века, потом, благодаря наполеоновской эпопее, становится популярным. Понятие передового отряда через несколько десятилетий в учениях социалистов-утопистов переносится из области военной в социальную и политическую. Возникло убеждение, что в самом обществе имеется такой передовой отряд носителей новой идеологии, призванной изменить мир. Вскоре к нему были причислены и мастера искусств, готовые поучаствовать в переделке сознания масс ради ускорения социального прогресса. Уже в середине XIX столетия французский поэт Шарль Бодлер применил понятие «авангард» в отношении дел чисто художественных. В 1863 фантаст Жюль Верн пишет свой первый роман «Париж в ХХ веке» (рукопись обнаружили только в 1994), и в нем он описывает авангардиста Гюстава Курбе, который «на одной из последних выставок предстал перед посетителями стоя лицом к стене в процессе осуществления одного из гигиенических актов жизни». Так стало ясно, что такой передовой мастер может эпатировать, пугать, тревожить. Наконец, в 1885 критик Теодор Дюре издал в Париже сборник своих статей под названием «Критика авангарда», и слово это на некоторое время привлекло символистов (в частности, Одилона Редона, в его дневнике «Самому себе»). Однако первый авангард конца XIX столетия был забыт. Распространилось представление о новом искусстве, о котором заговорили критики и сами художники. А тут появились и модные понятия: фовизм и экспрессионизм, кубизм и футуризм. Характерно, что их понимали тогда, в начале ХХ века, достаточно широко, и порой они обозначали не только сам определенный «изм» и группу мастеров, а все современное авангардное искусство: в Германии был популярен экспрессионизм, в России – футуризм, во Франции – новый дух. Парадоксально, но в период расцвета авангарда этим термином никто не пользовался. И только после бурь – военных и классовых – термин вновь воскрес, более того, в конце 1920-х – начале 1930-х он стал на некоторое время популярен. В Москве в 1920 даже стал издаваться журнал «Авангард». Тем не менее, параллельно термину «авангард» стали распространяться понятия «модерн» и «модернизм», причем последнее явно оказалось конкурентоспособным. Так авангард и модернизм стали сосуществовать, создавая некую иллюзию; один обозначал самые радикальные художественные решения, а другой – смягченные. С тех пор путаница только лишь усиливалась. Она осталась и до сих пор. И не в том суть, чтобы пытаться распутать те узлы, которые завязала и запутала история – самая изощренная художница. Главное – понять принцип, нерв и богатство концепций того, что гордо называет себя авангардом. Ясно, что авангард, как бы его ни понимать, состоялся. Стоит отметить, что авангард был ожидаем, а следовательно, и необходим. Его предчувствием был полон XIX век, который, наряду с верой в реализм, разработал концепции антиимитационной, арабесковой или музыкальной живописи, выказал внимание к подсознательному, мистическому и фантастическому, понял значение ритуальных форм поведения художника в обществе. Традиции романтизма и символизма, которые представляли собой некий протоавангард, живы до сих пор. Можно сказать, что авангард – плод исканий непримиримой интеллигенции, мечтающей о свободе, что это – деятельность группы людей, создающих объекты, порой внешне напоминающие картины и статуи. Они также сочиняли разнообразные тексты, интерпретирующие их поступки, позволяли себе парадоксальные жесты, несущие закодированную информацию со своей грамматикой и своей семантикой. Такая информация интригует, заставляя задавать бесконечные вопросы и особенно часто один – «Почему?», провоцируя воображение зрителя; она будит инстинкты и воспоминания, оживляет все интеллектуальные и чувственные способности индивида. Легко совершая экспансию в мир науки, техники, политики, мифологии, культурной традиции, авангард ведет непрерывный диалог с обыденной жизнью, стремясь ее изменить. Развиваясь неравномерно, переживая спады и подъемы, ускользая от предрекаемой смерти, авангард протеистичен и многообразен. Он «запрограммирован» на непонимание, и потому в нем всегда так много неясного, хотя это не мешает ему функционировать в обществе, создавать проекты будущего. Развиваясь как нечто экзотическое, эпатирующее, авангард, мечтающий вслед за романтизмом, его породившим, о новом жизнестроительстве, со временем добился своего: был интегрирован в сознание общества, оказался в музеях. Сам его эпатаж, некогда шокирующий, стал рассматриваться как средство от скуки жизни. Начинаясь спонтанно, эпизодически, он стал системой – определенным средством для возбуждения воображения, для переделки качества сознания. Все, что авангард создал в свое время, многие воспринимают теперь через образы современной рекламы, моду, популярные шоу, видеоклипы и т.п. Тут его эффекты и его приемы прижились. Но все же, когда в стенах музея встречаешься с авангардом, вновь и вновь он поражает… Однако стоит помнить, что не только авангард нес ответственность за судьбы искусства в ХХ столетии. Он развивался в оправе самых различных направлений и школ, то полемизируя с ними, то примиряясь. Ясно, что только собранные вместе, они смогут представить все богатство художественных исканий тех лет.


Композиция

Леже, Фернан

Цветная литография 



Без названия

Леже, Фернан

Цветная литография 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems