Василий Шухаев



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


Василий Шухаев




Память о Первой мировой войне в России скудна. Судьба миллионов вычеркнута из анналов истории. Строки учебников или эпопея Александра Солженицына вовсе не помогают воскресить былое. Просто не осталось тех людей, которые могут оплакать мертвецов в мундирах, таких наивных в жизни и не ставших мудрее в сознании потомков. Тем не менее, кадры кинохроники чудом сохранили обрывки этой поистине неизвестной войны, со всей ее жуткой прозой быта и смерти, когда некрологи в газетах занимали целые страницы. Там, в окопах, в грязи, в горячечном бреду зрела революция и последовавшая за ней гражданская война, зачастую проходившая по линиям бывшего фронта; война, на которой бывшие сослуживцы, солдаты и офицеры, стали убивать друг друга. В хаосе могло позабыться все… Что, собственно, и случилось. Однако… Честнейшим документом тех лет (иначе и не скажешь) стали военные рисунки Василия Шухаева, выполненные в 1915–1916 для задуманной (но не осуществленной) громадной композиции «Полк на позициях», для которой позировали офицеры лейб-гвардии Уланского и Мариупольского полков. Многие из этих рисунков погибли в полковых музеях во время революции, некоторые остались в частных собраниях. Верный ученик Д.Н.Кардовского (в 1908–1912 Шухаев учился в Академии художеств), он воспринял идею мастерства. Превыше всего он ценил мастерство как вершину ремесла художника, следование традициям эпохи Возрождения и верность натуре. Последнее хорошо ощутимо в этих военных рисунках Шухаева. Характерно, что мастерству художника поверили сами модели, которые поначалу довольно скептически отнеслись к его замыслу. И верно. Тщательно, следя за каждой складочкой, за каждой деталью, мастер вырисовывает мундиры и сами типажи, в них облаченные. В лицах читается какая-то усталость, воля к выполнению долга, обреченность. Каждая поза верна, потому что в ней скрыта привычка действовать, тот особый военный профессионализм, который неизгладимой печатью ложится на весь облик призывников бога войны – Марса. Все это Шухаев понял и передал в великолепных рисунках сангиной. Рисунках большого размера, сохранившихся чудом (сама бумага стала от времени хрупкой). В дальнейшем у Шухаева укрепятся позиции неоклассика (их уже приметил в 1916 критик С.Маковский). В 1917 художник выступил инициатором создания «Цеха живописцев Святого Луки», уже само название которого напоминает о первом сообществе будущих знаменитых назарейцев, избравших в начале XIX века для своего объединения одноименное название. Шухаеву были глубоко симпатичны их идеи воскрешения стиля большого искусства, соединения национальных традиций с традициями Ренессанса (сам он был в Италии в 1912–1914). И все же сам мастер – вовсе не неоклассик, как его стали привычно именовать, а художник, который устремился к неоидеализму, идущему к изучению натуры (но не от нее). Так зарождалась новая вещественность, аналогичная движению, которое сложилось в Германии на рубеже 1910–1920. Первые черты ее в России мы видим в портретных набросках к картине «Полк на позициях».


Портрет С.Н. Андрониковой-Гальперн

Шухаев, Василий
1930 
Бумага, сангина, соус 



Женский портрет

Шухаев, Василий

Бумага, сангина 



Голова лошади

Шухаев, Василий
1914 
Бумага, сангина 



Поручик Петров

Шухаев, Василий
1910 
Бумага, сангина, соус 



Ротмистр Кузовский

Шухаев, Василий
1910 
Бумага, сангина, соус 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems