художник Неизвестный



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


художник Неизвестный




Одним из последствий революционных преобразований общества становится развитие агитационного искусства. Образ жизни и сознания должен меняться быстро. Улицы меняют названия, на место снесенных монументов ставятся новые, фасады домов декорируются живописными панно на темы происшедшего события мирового значения, площади оформляются для марша возбужденных масс под воинственную музыку, а на тарелки и чашки наносятся революционные эмблемы – так возник революционный фарфор. В деле преобразования общественного сознания большое внимание уделено полиграфической продукции. Известные и оставшиеся анонимами мастера рьяно взялись за тиражную и дешевую печать. Используя некоторые приемы авангарда (разноокрашенные плоскости с различными сюжетами, которые, словно некие кадры, показывают отдельные эпизоды), плакаты стремились к броской изобразительной форме, легко запоминающейся и создающей своеобразный язык, который, повторяясь из плаката в плакат, создавал эффект привыкания. Ничего не зная о современном искусстве, новый потребитель получал адаптированную, прирученную форму его. Вскоре зритель уже легко разбирался в нагромождениях форм и образов, слов и цифр. Многим тут помогал опыт традиционного общения с иконописью, где также имелись разновременные сюжеты, сведенные в отдельные пространственные ячейки, яркие краски и обилие текстов. Так старое художественное сознание соединялось с новым. Густота размещенных рядом всевозможных обобщенных образов и символов приводила в целом к аллегорическому прочтению изображенного, чему помогало также и обилие комментариев. Советские идеологемы (совокупность знаков, отсылаемых к должному) проглаживали «утюгами смыслов» сознание строителя светлого будущего. Они энергичны, они плотны, они агрессивны. Новый художественный язык в массовом агитационном искусстве должен был перестраивать характер мышления, настраивать его на решение простых и важных задач: бороться с прошлым, создавать фундамент коммунизма. Такое искусство должно было агитировать толпу, создавая для нее картины мира, насквозь пропитанные идеологией. Здесь нет подтекстов и никаких иных интерпретаций. Настоящее становилось неким организованным социальным универсумом. Им можно было идеологически манипулировать и управлять, в частности, через знаки и символы. Казалось, этими знаками должно было маркироваться сознание. Искусство выступает как средство коллективного воспитания масс. Вскоре такая система художественного языка превратилась в канон. Отработанная в плакате, она решительно повлияла на книжную иллюстрацию и монументальное искусство. Это – сильное, мощное искусство. Оно вырабатывает социалистическую мифологию, обрывки которой еще и по сей день привлекают художников, например, в соц-арте 1980–1990-х. Нам еще предстоит дослушать и досмотреть эту мифологическую сказку – сказку без конца. Слава Богу, что только в образах искусства.


Эскиз плаката

Неизвестный, художник
1920 
Бумага, акварель 



Эскиз плаката

Неизвестный, художник
1920 
Бумага, акварель 



Эскиз плаката

Неизвестный, художник
1920 
Бумага, акварель 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems