Александр Тышлер



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон

Московский Музей Современного ИскусстваART

Поиск
Поиск
Обратно


Александр Тышлер




Театральное – больше, чем театр. Оно не требует обязательного посещения каждой новинки репертуара, знания всей техники сценического искусства, знакомства с игрой признанных артистов и мастерством режиссеров. Скорее, это ощущение… Восприятие жизни как театра и театра как воображаемой жизни. Реформы сцены в начале ХХ века следовали одна за другой. С натуралистической и психологической драмой, столь занимавшей воображение зрителей XIX столетия, было решено покончить; достиг подъема музыкальный театр, искусство танца, пантомима. Раз театр – некая условность, то, казалось, такую условность стоит усилить, чтобы усилить само ощущение театральности. Театр должен был стать театральным… Ему надо было вернуть утраченную зрелищность. В реформах театра активно стали участвовать художники. До этого их имена даже редко указывались в афишах, теперь же они нередко брали на себя чуть ли не всю ответственность за действие на сцене, разделяя ее с режиссером. Почти все крупные живописцы того времени попробовали себя хоть раз в оформлении спектаклей. Именно им, зачастую, театр был обязан своим преображением: декорации становились условными – то более красочными, то более конструктивными, – но, во всяком случае, далекими от реальности. Сцена представлялась пустым пространством, которое необходимо было всеми силами оживлять. Зрелищность постановки стала определяющим фактором ее успеха. Визуализация сценического действа, нередко перераставшего в некий ритуал, дополняла весь синтез искусств, придавала ему новое качество. Яркость костюмов, выразительность их силуэтов, существующих как некие знаки в пространстве сцены, стали особой проблемой для художников. Их чувство цвета и некое орнаментальное чутье помогали справляться с самыми разными и сложными задачами. Вклад живописцев оказался велик. Именно их усилиями, во многом, создавался столь ценимый эффект театральности. В начале века театр рассматривался как символ культуры. Там, где есть вкус театральности, там, считалось, сама собой нарождается художественность. Художники переносили в оформление спектаклей свой опыт, накопленный в работе над картинами, и тем самым придавали спектаклям черты картинности. Однако было и другое. Стихия театра вновь захватила живопись. После балерин Эдгара Дега стало ясно, какой огромный фонд пластических образов и эффектов освещения поставляет театр живописцу. Авангард помог живописи освободиться от литературности XIX века и способствовал замене ее на театральность. А постановочность образов на картинах мастеров, миновавших искусы авангарда или слегка лишь их испытавших, бросается в глаза. Первый опыт театрализации визуальной культуры начала ХХ столетия дал блестящие результаты. За этим опытом последуют другие.


Эскиз театрального костюма

Тышлер, Александр
1932 
Бумага, акварель, цветной карандаш 



Эскиз театрального костюма

Тышлер, Александр
1932 
Бумага, акварель, цветной карандаш 



Похищение невесты

Тышлер, Александр
1977 
Холст, масло 



Женщина в шляпе

Тышлер, Александр

Бумага, акварель 



Спартакиада

Тышлер, Александр
1962 
Холст, масло 
Авторское повторение картины 1930-х



Леший

Тышлер, Александр
1960 
Левкас, крашеное дерево 



ГлавнаяО МузееНовостиКоллекцияВыставкиВиртуальная ЭкскурсияРесурсыОбщениеАрт-Салон


Copyright © 2002 Московский Музей Современного Искусства
Built by Covariant Systems Covariant Systems